Уве Боль — голливудский долгоносик

Вместо эпиграфа:

Собрание колхоза «Светлый путь». Слово держит председатель:
— В позапрошлом году героическими усилиями наших тружеников мы засеяли три тонны пшеницы… Всё съел долгоносик. В прошлом году, преодолевая гигантские трудности, нам удалось засеять шесть тонн пшеницы… Всё съел долгоносик. В этом году руководство нашего колхоза приняло решение засеять десять тонн пшеницы! Пусть долгоносик подавится!

Старый анекдот.

В современном Голливуде, царстве разврата капитала и масштабного бизнеса, для меня осталось не так уж много белых пятен. В самом деле — если всё подчинено одной единственной цели, то какой бы эта цель ни была, счастье ли всего человечества, или погоня за золотым тельцом, а все действия участников процесса становятся понятными и прозрачными. Так что машина по печатанию денег, носящия гордое название «Голливуд», загадками не балует. Тем более поразительными эти загадки выглядят, если они встречаются!Одной из самых больших и необъяснимых загадок современной американской киноиндустрии по праву считается режиссёр Уве Боль.Судите сами: за всё время своей работы Уве Боль не снял ни одного (в скобках прописью, да ещё и большими буквами — НИ ОДНОГО) прибыльного фильма (при том, что проекты, за которые он берётся, даже в бреду не назовёшь высокохудожественными, то есть его работу смело можно считать коммерческой от начала до конца). И, тратя миллионы долларов своих продюсеров — практически выбрасывая их в трубу, Уве Боль умудряется УВЕЛИЧИВАТЬ бюджеты своих картин раз за разом практически вдвое!Глядя в список продюсеров фильмов Уве Боля и производящих компаний, финансирующих его проекты, неподготовленный человек начнёт мучаться вопросом: чем эти люди руководствуются? Какова может быть их мотивация для того, чтобы не просто продолжать давать Болю деньги, но и существенно увеличивать бюджеты его фильмов?Ничего, кроме «пусть долгоносик подавится», в голову не приходит.

Если бы машина времени не была плодом воображения фантастов и сумасшедших ученых, а существовала в реальном мире, то многие геймеры отдали бы почку, чтобы иметь возможность хоть раз ей воспользоваться… чтобы… совершить один неприятный, но, безусловно, необходимый поступок. Убить Уве Болла, пока он маленький.
Из рецензий на творчество Уве Боля.

Уве Боль родился 22 июня в далёком 1965ом году в милом моему сердцу и печени городке Вермельскирхен на западе Германии. По невероятному стечению обстоятельств, в этом пгт с населением в 5 тысяч жителей (любовно прозванном нашим российским офисом «Вермишелевкой») находится штаб-квартира компании, на которую я имею честь работать в свободное от написания рецензий время. Поэтому я — вероятно, один из немногих украинцев, лично топтавших улицы родины Уве Боля, и уж точно единственный, кто пытался найти в городе если не памятную доску на стене роддома, то хоть какое-то упоминание о классике. В своё время я даже задавал вермельскирхенцам, встреченным на улице, вопросы о том, знают ли они, что их город — родина Уве Боля. Большинство отвечало вопросом на вопрос: «Родина КОГО?»Уве БольУве рано понял своё призвание. Будучи ещё зелёным пацаном двух вершков от горшка ростом, он уже схватил видеокамеру, и побежал снимать свои первые любительские краткометражки. Потом он как-то незаметно перешёл с видео на «Супер-8» (это такой популярные в Европе тех лет формат любительской киносъёмки).Официальная фильмограмия Уве тех лет предоставляет нам богатый простор для полёта фантазии.Скажем, в 1984ом он сделал семиминутный фильм под интригующим названием «Лес». А в 1985ом размахнулся на эпическое полотно — 95-минутную картину «Смерть»… ну и так далее.В итоге, когда пришла пора определяться с будущей специальностью, Уве недолго колебался. Конечно же, он хотел стать гениальным режиссёром!Но «его университеты» одной специальностью «гениальный режиссёр» не ограничились. Уве упел выучиться на кинорежиссёра, экономиста и литературоведа аж в четырёх разных университетах: Мюнхена, Вены, Кёльна и Зигена, завершив десятилетный период студенчества получением степени Доктора Литературы (аналог нашего кандидата филологических наук) в Кёльнском университете. В общем, человек исключительно образованный, что тут скажешь.Снимать «большое кино» Уве Боль начал ещё во время обучения. Его первыми картинами стали «Немецкая жареная киношка» и «Баршел — убийство в Женеве», соответственно лёгкая комедия и полемическая драма на политический мотив. Найти эти фильмы на каких-либо носителях на наших широтах нереально, но те, кто видел, вроде бы даже хвалили, особенно вторую. Может быть, если бы Уве Боль перестал снимать кино после «Баршела» — он остался бы в памяти людской, как автор неплохих студенческих кино-экспериментов. Хотя, конечно, не был бы настолько знаменит.Об этом значимом событии (я имею в виду создание двух полнометражных фильмов) Уве Боль написал книгу с назидательным названием «Немецкая жареная киношка и Баршел — убийство в Женеве, или как снимать кино в Германии». Трудно сказать, сколько современных немецких режиссёров научились снимать кино по этой книжке. Во всяком случае, ни один из них не стал настолько известен, как доктор Уве Боль.Вслед за написанием книги последовала уже профессиональная работа. С 1995 года Боль стал постоянным продюссером Taunus Film-Produktions GmbH, для которой он писал сценарии для телефильмов, работал над документальными картинами, руководил несколькими небольшими проектами. В 1996 он сделал молодёжную комедию «Первый семестр», встреченную благожелательно. В том же году написал сценарий для своей следующей работы, «Ханжа», поставить которую ему удалось к 2000 году.После чего Уве Боль решает, что он уже достаточно взрослый, организует собственную студию «BOLL KG», и уезжает снимать в Голливуд.Две картины далее являются скорее проходными в его карьере: триллер «Сумрак разума» и драма «Сердце Америки» были добротными экземплярами фильмов категории «Б», причём, даже с некоторой претензией. После «Сердца Америки», посвящённому, как и «Слон» Гаса ван Сента стрельбе в средней школе Колумбины, не один критик вспомнил, что ранний фильм «Убийство в Женеве» выдавал в Боле задатки добротного драматического постановщика.Впрочем, по большому счёту, эти фильмы прошли скорее незамеченными, чего не сказать о последующей карьере Уве Боля.

Говорить, что «Один в темноте» Уве Болла лучше, чем его предыдущий фильм, «Дом мертвецов» — один из худших хорроров десятилетия, — все равно, что хвалить сифилис за то, что тот не является СПИДом.
Из рецензий на творчество Уве Боля.

Дом мёртвецовСледующим фильмом — вероятно, судьбоносным для всего мирового кино — впервые в кинокарьере Уве Боля стала экранизация видеоигры. Впервые — и навсегда, ибо с того момента Боль не сделал больше ни одного фильма НЕ по видеоигре.»Дом мертвецов» — весьма средненькая, но, что называется, «добротно склёпанная» игрушка — никогда не была культовой у геймеров, но в целом пользовалась определённой популярностью, и, как это водится к геймерской среде, своеобразным уважением.Экранизация получилась не просто плохой — она получилась отвратительной. Фильм был настолько убог, что даже для категории «Б» это было туповато, а ведь фильм вполне претендовал на категорию «А»! Фильм получил в свой адрес все мыслимые ругательства, собрал веер плохих рецензий, и номинировался сразу на несколько «Золотых малин». Не получил ни одной.Семимиллионный бюджет картины едва-едва перекрылся десятимиллионными сборами, что дало надежду окупить проект на видео (для справки: кассовые сборы делятся приблизительно поровну между дистрибьютором и розницей — сетями кинотеатров, так что для того, чтобы окупить фильм, он должен собрать кассу, хотя бы вдвое большую его бюджета). И, в общем-то, на том бы поход Уве Боля в «большое кино» и считать оконченным… ан нет. Жив курилка.Один в темнотеВ начале 2005 года на экраны выходит уже действительно серьёзная и большая картина — «Один в темноте». Серьёзной и большой она была по всем критериям: очень неплохая и популярная видеоигра в основе, вполне голливудский бюджет в 14 миллионов долларов (с маркетингом оценивается во все 20), и даже практически звёзды в главных ролях. В роли «практически звёзд» выступили вынырнувший после очередного драг-скандала Кристиан Слейтер и продолжающий с упорством Сизифа год за годом штурмовать вершины Голливуда Стивен Дорфф. Оба — актёры, в общем-то, неплохие, но какие-то очень уж неудачливые.Фильм не просто провалился в прокате.Фильм с треском провалился в прокате.Собрав чуть больше пяти миллионов в США, и всего около двух миллионов в остальном мире, фильм даже не оставил надежды на то, что он окупится на видео, ибо его облили грязью просто все. Стейтер и Дорфф, получившие вслед за Уве Болем свою долю крепких выражений, даже начали оправдываться: мол, бывает, переспишь с кем-то снимешься где-то, и даже не заметишь, как. Фильм собрал умопомрачительное число негативных рецензий, и веер номинаций на «Золотую малину». Самих малин, кстати, не получил ни одной.БладрейнНо не унывает доктор Уве Боль. С ужасом узнали поклонники видеоигр, что полным ходом идут съёмки по одной из лучших игр десятилетия: прекрасной готической стрелялке «Бладрейн». Бюджет, который оценивают в 25-28 миллионов, позволил пригласить на главную роль Кристанну Локен, известную по роли третьего терминатора (или терминаторши?), а ей в поддержку — Майкла Мэдсена, сэра Бена Кингсли, Мишель Родригес, Билли Зейна, Мит Лоафа, и Майкла Паре на закуску. В добавок Уве Боль порадовал всех поклонников кино такими нестандартными ходами, как приглашение на эпизодические роли настоящих румынских проституток — мол, с ними работать проще, а играют они один хуй так же, как и профессиональные актёры. В общем, варево обещало быть густым. Если бы не одно «но» — Уве Боль в качестве продюсера и режиссёра.В итоге фильм умудрился не только повторить достижение картины «Один в темноте», но и превзойти его. Мировой прокат картины с почти тридцатимиллионным бюджетом собрал три целых шесть десятых миллиона долларов, немногим более одной десятой затраченных на него средств. Ну и, естественно, получил длинный ряд номинаций на награду «Золотая малина». И наград, конечно, не получил ни одной.Здесь уже фанаты видеоигр, кино, да и просто здорового смысла развернули просто настоящую травлю Уве Боля. Помимо невероятного количества негативных отзывов во всей возможной прессе, на форумах, чатах, и других местах молодёжных тусовок, на Боля пытались воздействовать и такими, например, способами, как созданием сайта uweboll.com, где была написана всего одна фраза «Please, stop making movies» (сейчас недоступен), или созданием петиции с воззванием Болю перестать снимать (доступна до сих пор; на момент написания статьи подписалось 15920 человек).Дело даже не в том, что картины Боля плохи. Дело в том, что они умопомрачительно плохи. Абсолютно шаблонные сюжетные ходы, предсказуемое развитие действия, наигранность в каждом кадре, какой-то опереточный пафос, нескладная актёрская игра, и вдобавок — отсутствие хоть какой-то внятной мотивировки действий персонажей. Боль умудрился попасть в тонкий, не толще волоса пласт, в котором итоговый продукт и претензии автора (то есть ожидания зрителя) не пересекаются ВООБЩЕ, ни в одном месте, давая возможность ругать в его картинах абсолютно всё.Во имя короляИ что же?Думаете, наконец-то Уве Боль перестал снимать?Как бы не так! К середине 2006 года Боль объявил, что работает сразу над несколькими проектами, из которых один уже находится в завершающей стадии. Это экранизация знаменитой игрушки «Dungeon Siege» с Джейсоном Стэтемом, Рэем Лиоттой, Бертом Рейнольдсом и Роном Перлманом при бюджете в 60 миллионов долларов.

Но если вы думаете, что катастрофические кассовые неудачи способны остановить Болла, то вы ошибаетесь. Немец заранее закупил лицензии на все более-менее приличные игры последних лет: Far Cry, Dungeon Siege, Hunter: The Reckoning и т.д. Один из них увидит свет уже до конца этого года! Тебе не отвертеться, зритель… Кстати, вы знаете, что в одном интервью Уве Болл обмолвился, что претендовал на роль режиссера «Кинг-Конга», но этот проект у него из под носа увел «какой-то новозеландец?»
Из рецензий на творчество Уве Боля.

В действительности загадка финансирования заведомо убыточных проектов раскрывается весьма просто. Уве Боль финансирует свои картины через немецкие медиа-фонды, которые, положа руку на сердце, представляют собой просто лазейки для ухода от уплаты налогов. Изначальная идея — поддерживать немецкое кинопроизводство — была неплоха. Для этого создали законодательную базу, которая позволяла инвесторам уменьшаять налогооблагаемую прибыль на 100% вложенных в кинопроизводство (через медиа-фонды) средств, да ещё и получать частичную компенсацию от государства, если фильм проваливался в прокате. В итоге, если фильм приносил доход — инвестор должен был только заплатить налог с чистой прибыли, а если проваливался в прокате — то эти деньги не вносились в валовые расходы, а списывались с налогооблагаемой прибыли. Короче говоря, что так неплохо, что эдак — ничего.Естественно, подобная схема приносит свои плоды. И один из этих дивных плодов — доктор Уве Боль. Ни одная другая система налогообложения в мире не позволила бы доктору Болю снять подряд три убыточных фильма, получая под них всё большие и большие бюджеты.Хотя, честности ради стоит признать, что хотя Боля регулярно и критикуют (в первую очередь на родине) за систему финансирования его картин — мол, и снимаются его фильмы в основном в Канаде на английском языке, и в прокате проваливаются — тем не менее Боль остаётся одним из немногих режиссёров, кто использует немецкие медиа-фонды по назначению — то есть для съёмок фильмов немецкой кинокомпании. Большая же часть людей, прибегающих к помощи финансирования через медиа-фонды, попросту экономит таким образом на налогах.Согласно немецкому законодательству, налоговые льготы получают инвесторы в «немецкое кинопроизводство», то есть в производство картин, права на которые принадлежат немецким компаниям или частным лицам-резидентам. В итоге, половина голливудских фильмов сегодня финансируется через Германию. Производители оформляют права на будущий фильм для какой-нибудь немецкой фирмы, которая, в свою очередь, за смешные деньги сдаёт эти права в аренду производителю — голливудской студии. Получается, что деньги вкладывают американцы, снимают американцы, прокатывают американцы и прибыль получают американцы. И только налоги платят (а вернее, не платят, потому что… см. выше) в Германии.Естественно, подобная схема спонсирования немецкими налогоплательщиками мирового кинопроизводства устраивает всех, кроме немцев, которые хотели бы за свои налоговые льготы развивать своё, немецкое, кино. В итоге в конце 2005 года бундестаг принял поправки к закону про медиа-фонды, ужесточавшие требования к инвесторам и итоговым картинам, делая невозможными старые схемы финансирования через Германию голливудской «фабрики грёз». Поправки эти, правда, похоже, не коснулись доктора нашего Уве, ибо он как раз тот самый «немецкий производитель немецкава кина», которого этот закон должен защищать. Так что, пока суть да дело, Уве уже закончил свой 60-миллионный эпос «Во имя короля» (по «Dungeon Siege») и вовсю строчит новые проекты в количестве аж шести штук одновременно.Уве Боль

Боллу не впервые снимать фильм по игре, “House of the dead”, “BloodRayne” и “Alone in the Dark” уже отгремели в прокате. По наклонной отгремели и, судя по всему, ничему не научили режиссёра, … а сам режиссер получил на российских широтах гордое прозвище “Уеболл”™
Из рецензий на творчество Уве Боля.

Потоки брани (это уже и критикой-то не назвать), низвергающиеся на голову Уве Боля, могли бы остановить кого угодно — или, чёрт возьми, хотя бы заставить задуматься над тем, что он делает. Но не такой парень доктор Боль! Вместо того, чтобы забивать себе голову вопросом «что же я делаю не так?» он заявляет в интервью, что «Alone in the dark» провалился «из-за плохого сценария», а «BloodRayne» зрители не поняли, «потому что дураки», после чего делает беспрецедентное заявление.Доктор вызывает своих критиков на бой!Пресс-служба компании Уве Боля объявила о начале акции «put up or shut up» («объявись или заткнись»). Уве Боль в рамках этой акции вызывал пятерых своих самых злостных критиков каждого на 10-раундовый боксёрский поединок, кадры съёмок которого войдут в его новый фильм «Postal».Стоило только появиться этой новости, как все ненавистники творчества Боля разделились на два лагеря. В одном лагере были скептики, утверждавшие, что Боль никогда не пойдёт на то, чтоб ему набили морду любители изуродованных им видео-игр, и потому всё это — не более чем пиар-акция. В другом лагере оказались скептики, вспомнившие, что Боль в молодости увлекался боксом, и решившие, что он просто выберет несколько наиболее слабых противников, которым без труда набьёт морду, и будет потом этим похваляться. В то, что Уве Боль просто хочет подраться со своими критиками, почему-то, не верил никто.Скажем сразу: ближе к истине оказались вторые скептики. В сентябре 2006 года Уве Боль действительно провёл пять боёв против пятерых своих критиков, которых выбрал сам, и выиграл все пять досрочно (на youtube есть записи всех поединков). Рич Кьянка, один из отобранных Болем критиков, вспоминал, что в действительно бои оказались не совсем тем, что все ожидали. По его словам, Боль обещал весёлое развлечение с целью пиара и увеселения публики — на что, конечно, согласилось бы и больше пятерых человек. Сам Кьянка, кстати, первую рецензию на творчество Боля написал уже после того, как был приглашён им на бой, так что подвох в словах Уве заподозрить было сложно. Между тем, оказалось, что Боль вообще очень серьёзно относится к своему творчеству, рецензиям на него, и этому боксёрскому мероприятию. То есть оно, прежде всего, оказалось лишённым того стёбового, юмористического элемента, который этой идиотской авантюре придавал лёгкий налёт фарса.Из пятерых критиков, которых Боль пригласил для боя, четверо оказались вообще не знакомыми даже с правилами бокса (и по их утверждению, Боль обещал им предварительную подготовку, которой на деле не оказалось). Пятый — Чанс Минтер, интернет-критик, был боксёром-любителем, но бой с ним также не дошёл до конца. Посреди боя, поняв, что это не прикол, и Уве Боль действительно всерьёз проводит боксёрский поединок, Минтер заявил, что не будет участвовать в этой фигне, и ушёл с ринга.В общем, можно сказать, что жертвы Боля теперь обмануты не только его картинами, которые портят им настроение, но и его обещаниями, из-за которых «получают удары в голову» ((с) Джефф Снайдер, ещё один участник боксёрского матча с Уве Болем).А можно сказать, что Боль отомстил армии своих безымянных критиков в лучших традициях «Джея и молчаливого Боба».В любом случае Уве Боль остался Уве Болем.Уве Боль

«Нет предела убожеству!» — только и остаётся воскликнуть после просмотра нового безнадёжного трэша от Уве Болла …, который имеет к кинематографу такое же отношение, как детские санки к соревнованиям профессиональных бобслеистов.
Из рецензий на творчество Уве Боля.

Между тем, история Уве Боля далеко ещё не закончена. Я бы сказал, судя по активной деятельности его компании, что мы ещё и не видели «главного в творчестве Уве Боля», из-за чего он войдёт в историю: то ли как самый упёртый режиссёр, то ли как самый бездарный. И чтобы очертить какой-то, хм… скажем, «взгляд в будущее», вот вам перечень новых проектов Уве Боля с приблизительным описанием:«Во имя короля» (In the Name of the King: A Dungeon Siege Tale).Ну, в двух словах тут и не скажешь. Поскольку фильм уже закочен и премьера ожидается в ближайшем будущем, пожалуй, подождём выхода этого блок-бастера на широкие экраны наших кинотеатров, и бегом-бегом смотреть!«Сид» (или «Семя») (Seed)Первый фильм Уве Боля за последние пять лет, снятый не по видеоигре. Судя по описанию (мужик, которого закопали живьём, раскопался и начал мстить) нас ждёт махровый треш. Премьера должна состояться в конце 2007 года.«Постал» (Postal)Экранизация знаменитой игры о почтальоне, который в один прекрасный день сходит с ума, и начинает убивать всех, кого видит. Игра была весьма провокационной и неполиткорректной, и Уве Боль решил сделать свой фильм в таком же ключе. Уве БольСреди гениальных режиссёрских находок этого фильма — Осама бин Ладен, как ключевой персонаж фильма; расстрел школьников (дань памяти событиям в американских школах); голый Дейв Фолей спереди, и голый Дейв Фолей сзади (испражняющийся в камеру).
Мы считаем, это будет шедевр.
Из рецензий на творчество Уве Боля.Действительно, подобными описаниями, как и многочисленными рекламными тизерами, появившимися в сети, можно вдохновиться. Увеболл-муви (как прозвали тот невероятный жанр, в котором делает свои картины Уве) в сочетании с вышеописанными безобразиями обещает нам как минимум нечто действительно смешное.На экранах в конце этого года, или в начале следующего.«Бладрейн 2: Освобождение» (BloodRayne II: Deliverance).Не знаете, как можно снимать полнобюджетные сиквелы к провалившимся с треском картинам? Посмотрите на доктора Боля. Кристанна Локен, правда, отказалась участвовать в этом проекте, но нам ли пребывать в печали? — Боль пригласил Натасью Мальте, известную, в основном по небольшой роли в «D.O.A.», истории про остров, где боевые девки красиво мочили друг друга.На экранах в конце года.«Фар Край» (Far Cry).Без комментариев. Одна из лучших военных игр всех времён — в руках доктора Уве Боля.На экранах в следующем году.Ещё ходят слухи про некий проект «Туннельные крысы» (Tunnel Rats) о вьетнамской войне, где американских спецназ охотится на вьетконговских партизан в бесконечных подземных тоннелях (тот ещё трешак, судя по всему), и даже «Один в темноте — 2». Не смотря на клятвенные заверения (ни-ни-ни, крест на пузе), что свой самый обруганный фильм Уве Боль никогда не будет продолжать, похоже, сиквелу быть.Кстати, любимые игры Уве Боля — «Silent Hill», «Halo 2» и «Hitman». И если лицензия на первую ему не досталась, то уж две оставшиеся-то наверняка надо ожидать в его исполнении.Так что, похоже, нас ждёт ещё много-много шедевров от «Доктора Уебола™». Долгих лет ему жизни, и хорошего вам всем настроения.

15.03.2007

Автор — Дмитрий Савочкин
http://www.ekranka.ru